Блог

Радислав ГАНДАПАС: «Нет никакого ораторского мастерства в регионах»

29 мая 2013,
Радислав ГАНДАПАС: «Нет никакого ораторского мастерства в регионах»

Вы говорите во вступлении к «Ораторскому Искусству 2.0», что современное ораторское искусство пребывает в упадке. Не могли бы подробнее раскрыть этот тезис? 

Р.Г.: 
Ну что значит упадок ораторского искусства? Умение говорить публично - один из навыков человека, к какой бы профессии он не принадлежал. И деловой человек, и журналист, и художник, и архитектор, и музыкант, и фотограф - от их умения говорить публично в разной степени зависит их возможность раскрыть свой потенциал, достичь успеха в профессии, и так далее. Однако сегодня в большинстве случаев мы видим выступления настолько неинтересные, что они не выполняют свою функцию, они не привлекают внимания, не вызывают интерес к оратору, а скорее наоборот, вызывают желание дискутировать с ним, прерывать его выступление и желание, чтобы это все закончилось побыстрее. 

По большому счету сегодня постоянно, очень многим из тех, кого я встречаю, я задаю вопрос: назовите оратора, которого вы считаете образцом ораторского искусства. И знаете, мне кажется, что если в стране называют Жириновского образцом ораторского искусства, а именно его называют чаще всего, то это уж точно означает в стране упадок этой сферы. 

Люди не владеют элементарными навыками! Люди не в состоянии изложить простую мысль. Люди не в состоянии неагрессивно, конструктивно ответить на вопрос. Люди не в состоянии выдержать тайминг выступления - они все время вылезают за пределы означенного времени. Люди не репетируют, не считают это нужным, не считают необходимым. Люди не умеют держать внимание зала и контакт с ним. Это упадок искусства. Все равно, что у нас означал бы упадок русского языка, если профессор университета писал бы с грамматическими ошибками. 

 

Радислав, вы являетесь частым гостем в топах микроблога «Твиттер» и, наверное, неплохо его изучили. По-вашему, является ли ограничение «Твиттера» в 140 символов неким тренингом для более четкого формирования мыслей, или наоборот он загоняет ораторов новой эпохи в искусственные рамки? 

Р.Г.:
 Вот это прекрасный вопрос! Лично для меня это отличный тренинг и скажу, что в подавляющем большинстве случаев, когда я дописываю и ставлю последний знак в твите, я вижу, что появилось ровно 140 знаков. У меня уже мозг генерирует фразу ровно такого объема, который вмещает «Твиттер». Это прекрасный тренинг, многие люди не в состоянии компактно формулировать мысли. В публичном выступлении это очень важно. Очень плохо, когда аудитория уже три раза все поняла и все еще продолжает слушать и слушать слова. 
Афористичность речи, компактность речи - это то, чего современному оратору еще недостает. 

 

Соцсети сейчас вездесущи и реагируют мгновенно на каждое сказанное слово. Как вы считаете, сделали ли соцcети наших управленцев публичнее, или наоборот еще больше напугали и закрепостили их? 

Р.Г.:
 Наши ораторы в большинстве своем настолько закрепощены, что их уже дальше закрепощать некуда. Я не думаю, что люди, которые выходят выступать публично, как-то имеют в виду реакцию в социальных сетях. Если смотреть на политиков, то они вовсе не отдают себе отчет о том, что говорят публично. Их совершенно не беспокоит публичный имидж, общественное мнение. Они говорят то, что им придет на ум. Это парадоксальная вещь. Политик - это человек, который должен задумываться в первую очередь над реакцией на его слова, он должен говорить не то, что придет ему в голову, а то, что вызовет нужную, заданную реакцию. 

Когда я включаю телевизор, а делаю я это крайне редко, я вижу политика, который совершенно очевидно на вопрос журналиста или по какому-то вопросу высказывается абсолютно не задумываясь над тем, какова будет реакция на его слова. Что он думает, то и говорит, а думает он... Не очень хорошо. 

Нужно ли обладать ораторским искусством журналистам, дабы доносить свои мысли до читателей? 

Р.Г.: 
Письменная речь и устная речь - это разные вещи. Человек может прекрасно писать и совершенно быть неспособным выразить свою мысль устно. И таких примеров масса - когда писатель невероятно интересен на бумаге, но в интервью абсолютно беспомощен. Равно как и бывают противоположности. Человек конкретно доносит в публичном выступлении свою мысль, но когда то же самое предстоит изложить на бумаге - он затрудняется. Это нормальное явление. Развивается у человека то, что тренируется. Ну, плюс еще, конечно, генетика. Журналист, который излагает мысль на бумаге, совершенно не обязательно должен быть оратором, хотя предполагать развитие себя в профессии он должен. Как знать, может быть спустя какое-то время, ему придется выступать на круглом столе или занять более высокую позицию в редакции и стать публичным человеком. Это не помешает, но и не повлияет существенно на изложение мыслей на бумаге. 

 

Российские лидеры, о чем вы уже говорили, вообще не очень публичны, закрепощены даже внутри своей собственной компании, или наоборот слишком по-панибратски относятся к сотрудникам и медиа. Как вы думаете, с чем связаны такие перегибы? 

Р.Г.: 
Я думаю, что это конечно материализация нашей культуры. Культуры, в которой босс, господин, челядь, смерды, холопы удостаиваются той манеры общения с ними, которой они, по мнению руководителя, достойны. Это проекция рабской психологии, которая, к сожалению, глубоко сидит в головах нашего народа. Но проявляется в определенные моменты на поверхности. Раб не хочет быть свободным, раб хочет быть рабовладельцем и когда человек приобретает власть определенным способом над другими людьми, он не может не вести себя как рабовладелец. Он глумится, он панибратствует, он всячески подчеркивает свое превосходство и обесценивает то, что люди говорят, делают. Это, к сожалению сплошь и рядом, в последнее время может быть меньше, но все равно довольно часто встречается. 

В публичных выступлениях - это полная неготовность принимать чужое мнение, декларация своего мнения как эталонного, ну и так далее. Этот назидательный тон - это встречается. 

Бывают люди харизматичные от природы, как вы говорили, талант - гены. А бывают лидеры вроде Билла Гейтса: талантливые, но лишенные какого-то гена к публичным выступлениям. И возникает вопрос, если ты плохой оратор и в жизни человек не сильно харизматичный, может лучше ну их, эти публичные выступления? 

Р.Г.:
 Конечно! Ну их, эти публичные выступления! Вы знаете, очень многие западные компании, в которых нет яркого лидера, способного провести презентацию, привлекают внешнего спикера. То есть человека, условно говоря, за деньги, который хорошо выступает публично и у которого нет той приверженности к компании и ее продукту, который делает его закрепощенным во время выступления, слишком напряженным. Это происходит сплошь и рядом, есть даже агентства, в которых можно подобрать подходящего спикера и, снабдив его нужной информацией подготовить к выступлению, которое он проведет блестяще. Лучше, чем лидер компании. 

Должен сказать, что когда достойный продукт, достойная компания, а представляется она лидером без энергетики, слабым, неярким - это все переносится и на саму компанию, на продукт, который она производит. Потому очень важно, конечно, грамотно подбирать спикера. Однако ситуация не фатальна, ведь в публичное выступление человек не выносит себя самого, свою личность. Это в известной степени актерство и если Билл Гейтс в обычной жизни интроверт, человек меланхоличный, то выйдя на сцену, он может на время, ситуативно превратиться в экстраверта, в холерика, когда это нужно. 

1244128722_im_1326_1.jpg  

Посмотрите хронику Гитлера. Его выступления и его поведение вне сцены. Ведь они очень отличаются по динамике. Он ходит довольно медленно, держит руки за спиной, очень ограничена жестикуляция, видно, что темп речи у него невысокий и вообще он немногословен. И посмотрите Гитлера на сцене - это вулкан страстей, это жестикуляция античного бога, это высокий темп речи и т.д.

Человек на сцене преображается, он не обязательно должен воплощать врожденную психодинамику. Он может и должен, наверное, быть несколько другим. Я тому яркий пример. Я интроверт, а на сцене я ярко выраженный экстраверт. Я человек рациональный, а на сцене я наоборот оперирую эмоциональными инструментами. Происходит преображение, и это нормально. И очень жаль, когда человек не может этого понять, почувствовать и воплотить. Вот пример противоположный, который приходит на ум, человек, которого называют одним из лучших ораторов - Стив Джобс. Совершенно понятно, что учитывая характер всего того, чем он занимается - он интроверт, ярко выраженный. Но проведя многократные репетиции и выступления, а репетировал он часами, Джобс добивался того, что его презентации становились интересными, яркими, юморными. И естественно привлекательность того продукта, который он представлял, заметно повышалась.

steve_jobs_630x-560x294.jpg

Мы сейчас очень много говорили о хайтек-спикерах, потому логично будет продолжить эту тему. Важна ли в современном ораторском искусстве роль мультимедийной презентации? К примеру, технологические компании много места на своих мероприятиях отводят не оратору, а огромному дисплею. 

Р.Г.: 
Мне кажется, это из пушки по воробьям. Люди переоценивают значение мультимедиа в презентации и по большому счету современного зрителя уже невозможно удивить никакими фишками, которые разворачиваются на экране. Сегодня все мы смотрим телевизор, в экраны компьютеров, чего мы только не видим там. И, кстати, если уж мы затронули Стива Джобса можно вспомнить его лаконичные черно-белые презентации. Они для современного человека могут выглядеть гораздо более привлекательно, чем навороченная с огромным количеством элементов презентация. 

В этом смысле я всегда вспоминаю провинциальные газеты. Если посмотреть на страницу рекламы в такой газете она будет испещрена всякими изысками дизайнеров, но при этом будет совершенно невозможно понять и вчитаться в текст. Иногда простота в презентации помогает достичь куда как более сильного эффекта. Дело другое - люди хайтека не выносят лаконичности и простоты. Им обязательно нужно, чтобы все было максимально наворочено. Как угодно, но нужно понимать, что публичное выступление - это контакт публики с оратором, а не с экраном. 

prezentaciya-iphone-5-na-cryazone.com-6.jpg 

Как вы оцениваете в целом ораторское мастерство в регионах? Все запущено или еще есть шанс? 

Р.Г.:
 Нет никакого ораторского мастерства в регионах. По большому счету нет ораторского мастерства в стране. Есть, безусловно, какой-то общий фон. Есть число ораторов, большее или меньшее, но по большому счету речь идет о личностях. В рамках одной и той же культуры, одного и того же города можно встретить и интересного оратора, и можно встретить совершенно неинтересного. Потому говорить о развитии ораторского искусства в макросредах в регионах, в стране можно, но это все равно будет сотрясание воздуха, а не конкретное дело. 

Невозможно работать со средой, можно работать с конкретными людьми, но для этого необходимы условия, собственное желание человека. Вы не можете навязать принципы ораторского искусства человеку, который не хочет их осваивать, который не видит в своих выступлениях никаких недостатков, а считает, что тот уровень, которым он владеет, вполне достаточен. Первичным должно быть желание человека развивать этот навык. Он должен увидеть, что он упускает. Да и, в конце концов, на целом ряде должностей уровень ораторского мастерства должен быть не ниже определенной планки. Это просто как для бухгалтера умение считать без калькулятора, столбиком. Умение говорить публично, удерживая внимание аудитории, умение выступать экспромтом хотя бы 20 минут, умение отвечать на вопросы журналистов развернуто, без агрессии и достойно - такие вещи должны стать обязательными для любой руководящей позиции, особенно для людей, которые занимают государственные посты. 

Ораторское мастерство должно быть одной из основных компетенций, без которых не должны утверждать на эту позицию. До этого нам еще очень далеко. Но надеюсь, мы рано или поздно к этому придем. Диалог власти с народом зависит не только от желания власти говорить, но и от ее умения это делать: умения говорить публично. 

Автор: Максим ЗАРЕЦКИЙ ATI-Times

Отзывы

Отзывов пока нет.

Контакты
Отзыв
Отправить